Часовня прп.Филиппа Ирапского
Часовня прп.Филиппа Ирапского

Часовня прп.Филиппа Ирапского

Вологодская земля богата святыми местами. К ним относится и часовня во имя преподобного Филиппа Ирапского в Череповце на Советском проспекте.

Житие преподобного Филиппа Ирапского

В 1494 году на Вологодской земле близ Комельской обители (сегодня - Грязовецкий район) поселился отрок по имени Феофил. Каждый день он приходил в церковь на Божию службу и со смирением молился. Дома он утром и вечером пребывал в молитве, иногда вставая и ночью для прославления Господа. Жители монастырской волости —соседи отрока —изумлялись его воздержанию, смирению и трудам в столь юном возрасте.

Местные жители рассказали о нем преподобному Корнилию. Он велел привести к себе отрока. При встрече старец возрадовался духом и спросил, откуда он и кто его родители. Юноша сквозь слезы долго не мог ничего ответить преподобному. Поклонившись до земли, с трудом, наконец, проговорил: «Прости меня, Господа ради, честный отче. Имя мне — Феофил, а родителей моих я не помню, оставшись малолетним и сирым после них. Слышал же, что они были благочестивые христиане, и, в мире живши, преставились. Сиротою скитаюсь я, питаемый Бога ради. Не знаю сам, как дошел до этого места, и здесь живу у господина моего. Помилуй меня, Господа ради, честный отче, не оставь погибнуть во грехах многих, но повели, сколько могу, потрудиться у твоей святыни на этом святом месте».

Преподобный, видя его смирение и кротость, велел принять его в монастырь под надзор ризничного и при этом прозорливо сказал об отроке: «Вижу, братия, что в нем готовится сосуд, избранный Господу моему». Феофилу тогда было двенадцать лет, и он с радостью поступил в монастырь.

Братия возвестила Корнилию, что юный подвижник трудится с ревностью и смирением. Старец, призвав его к себе, ободрил ласковым словом: «Внемли мне, о Господе дорогой мне по сердцу Феофил, и от руки Божией прими венец доброты, благое иго иноческого жития». Как земля, жаждущая утренней росы, отрок радостно воскликнул: «Ей, отче, буди мне по глаголу твоему!»

Феофил с умилением внимал поучениям святого старца о совершенном отречении от мира ради неуклонного следования за Христом. Все духовные советы, утолявшие его душевную жажду, слагал он в своем сердце и молил Господа направить его на путь истины. Преподобный Корнилий сам возложил на Феофила ангельский образ и нарек имя Филипп. Иноком стал пятнадцатилетний отрок, который даже не мог еще называться юношею, но уже был старцем по духу. Корнилий поручил его опытному монаху Флавиану, искусному в Божественном Писании, и тот научил его чтению, пению, всему, что было полезно душе его.

Заботливый игумен велел Филиппу упражняться во всех монастырских послушаниях, чтобы приучиться ко всякой работе. И юный инок со смирением трудился то в хлебне, то в пекарне, нося воду и дрова. Днем служа братии, ночью стоял он на молитве и раньше других приходил к церковной службе. Так трудился он многие годы. Вся братия, видя чрезвычайный его подвиг, начала просить своего игумена, чтобы Филипп был поставлен пресвитером. И общее желание исполнилось: смиренный служитель человеков стал служителем Божиим у святого престола. Отец Филипп был любим и почитаем всеми в монастыре. Но это огорчало будущего отшельника: «Горе тебе, Филипп, ты уже принял похвалу от лица человеков, какое же возмездие получишь в день судный от Господа своего!» —говорил он себе. Он пожелал безмолвия пустыни, и старец Корнилий одобрил его помысел. Пятнадцать лет протекло с тех пор, как Филипп подвизался в обители Корнилиевой; он начал прилежно просить Матерь Божию, чтобы извела его в пустыню. Однажды ночью, во время пения канона Одигитрии, он услышал таинственный голос: «Иди отселе, возлюбленный раб мой, на уготованное тебе место, где можешь спастися». Преподобный Филипп посмотрел в окно своей келии и увидел в южной стороне яркий свет как бы утренней зари. Ужаснулся крепкий молитвенник и, положившись во всем на волю Божию, еще сильнее утвердился в своем помысле, ожидая только удобное время для оставления обители.

В другой раз услышал Филипп тот же небесный голос, молясь в храме в глубине ночи. Он немедленно оставил обитель, ничего не взяв с собою, кроме той рясы, в которой был, и прошел сначала в Спасо-Каменный монастырь, что на Кубенском озере, и там несколько отдохнул у инока по имени Герман. Потом странник обходил многие веси и пустыни, ища себе место уединения. Так достиг он пределов Белозерских. Там на берегу реки Андоги нашел уединенный бор и возлюбил место будущего своего упокоения. Ночью во сне явился к нему Ангел и сказал: «Здесь приготовил тебе место Господь». Проснувшись от таинственного сна, блаженный Филипп помолился Пресвятой Троице и пошел к князю Андрею Шелешпанскому, обладателю той волости, просить у него места около уединенной сосны. Благочестивый князь сам последовал за отшельником и своим посохом очертил ему участок от реки Андоги до малого ручья Ирапа. Преподобный выкопал ров по черте и устроил себе на крутом берегу землянку, где стал жить, молясь непрестанно Святой Троице.

Князь Андрей, возвратясь в свое село, рассказал брату - князю Иоанну и поселянам, какой святой иеромонах селится на их земле. От радости он устроил пир для священников и крестьян. Все радовались вместе со своим князем, воздавая хвалу Богу. Один только князь Иоанн разгневался на отшельника Филиппа и сказал брату: «Ты пустил его, а у меня не спрашивался. Еду изгнать его и не позволю ему тут жить». Напрасно благочестивый Андрей удерживал брата, чтобы не делал зла святому мужу. Об этом просили его священники и народ. Еще сильнее разгневался князь, немедленно сел на коня и помчался в пустыню. У Малого Ирапа конь внезапно остановился и не пошел за ручей. Князь ударил его бичом. Конь, разъярившись на всадника, закусил удила и понес его обратно в село к церкви святителя Николая. Там сбросил его на камни, и князь Иоанн умер на месте. А конь, пробежав еще две версты, запутался в чаще леса между деревьев и удавился. Князь Андрей с плачем похоронил брата и поехал в пустыню рассказать о случившемся преподобному. Филипп прослезился. Князь Андрей предложил ему денег для поминовения брата, но отшельник их не принял. «Если хочешь оказать мне свою милость, - сказал он князю, - то пожалуй мне участок земли попросторнее на помин твоего брата». Умилился князь и дал ему всю землю между ручьями Большим и Малым Ирапом, укрепив ее за ним грамотою. А поселянам строго запретил в чем-либо оскорблять человека Божия, потому что имел к нему великую веру и любовь.

С тех пор преподобный стал спокойно жить в своей пустыни. Вначале он выстроил часовню во имя Живоначальной Троицы, где днем и ночью приносил молитвы Богу. Потом соорудил себе келью. К нему стали приходить благочестивые люди ради молитв и благословения. Блаженный совещался с ними, как бы устроить церковь во имя Живоначальной Троицы. Это желание пришлось по сердцу благочестивым людям. Они начали приготовлять лес для постройки церкви, и молитвами преподобного она скоро соорудилась. Князь снабдил ее нужной утварью и священными книгами. Местный епископ освятил храм, и в нем начались ежедневные богослужения. Пустынь, в которой поселился преподобный, стала называться Красноборскою и Филиппо-Ирапскою (от соединения имени отшельника и названия урочища). Молва о жительстве преподобного быстро распространялась, и к нему стали приходить христолюбцы для молитвы и поучений.

Жизнь в безлюдной пустыни сопровождалась для Филиппа многими искушениями. Однажды ночью он услышал звуки труб и страшный шум, как от многих полчищ. Преподобный смутился, размышляя: «Откуда могут быть эти звуки, когда здесь нет битвы?» И близко от себя услышал голос: «Есть здесь брань ради тебя. Если не хочешь иметь ее, иди и спи, и мы не будем устрашать тебя». Но святой оградил себя крестным знаменем и возгласил: «Да воскреснет Бог, и расточатся враги Его», — и вмиг вся сила вражия исчезла. Такое искушение еще более подвигло преподобного на пост и молитву, а страшные видения больше не повторялись. Отшельник в своей пустыни сподобился и созерцаний божественных. Однажды к нему пришел поселянин по имени Мелетий, имевший к преподобному большую веру. После долгой духовной беседы гость остался ночевать в пустыне. Глубокой ночью Мелетий спал, преподобный же бодрствовал, исполняя обычное правило. В полночь гость проснулся и позвал к себе преподобного, но в келье его не оказалось. Мелетий увидел старца из окна, стоящего у церкви лицом к востоку с поднятыми к небу руками, которые светились огнем, как горящие свечи. Мелетий рассказал об увиденном местным жителям, и народная любовь к преподобному после этого умножилась.

Пятнадцать лет провел таким образом в пустыне преподобный Филипп. Однажды пришел к блаженному инок просить благословения. На вопрос Филиппа пришелец ответил, что зовут его Германом и пришел он из Спасокаменного монастыря. Это, вероятно, был тот самый инок, у которого когда-то отдыхал преподобный на пути в Белозерский край. Герман просил дозволения остаться с ним в пустыне. Преподобный сначала не соглашался, представляя всю трудность такого подвига, но убежденный мольбами инока, наконец принял его, чтобы вместе приносить молитвы Богу. Герман между духовными беседами расспрашивал преподобного о его рождении, начале иночества и пустынножительства и тайно записывал чудесные деяния преподобного, чтобы житие столь святого мужа не было предано забвению.

Через некоторое время Филипп сказал своему ученику: «Отче Герман, прошу твою любовь, когда увидишь меня мертвым, не оставь тела моего валяться на земле, но погреби на месте моего покоя, ибо ты видишь, что я уже дряхл и изнемогаю. Сегодня я с тобою, а завтра увидишь меня умершим. Не напрасно послал Бог посетить меня в уединении». Потом он, причастившись Святых Таин, начал молиться Господу и Пречистой Его Матери. Окончив молитву, преподобный вновь обратился к своему ученику и со слезами сказал: «Брат Герман, настал для меня час смертный и время отшествия души моей к Господу. Ты же передай тело мое грешное земле, как я тебе заповедал».

Глубоким вечером преподобный лежал на одре, изнемогая телом, и шепотом молился. Герман совершал обычное правило и едва окончил, как услышал голос: «Встань и смотри!» Инок оградил себя крестным знамением, чтобы не впасть в искушение. В этот момент по келье распространилось чудное благоухание. Герман нашел старца уже усопшим, со светлым и сияющим лицом, как у ангела Божия.

Жалость проникла в сердце ученика об утрате любимого учителя, и он горько над ним плакал, вспоминая все благодатное его учение и любовь. Герман не был священником, поэтому он недоумевал, как сможет похоронить своего учителя. На рассвете инок направился к церкви Живоначальной Троицы. На пути он встретил старца, который шел из селения. Обрадовавшись встрече с живым человеком в пустыне, Герман спросил: «Скажи мне, Господа ради, как твое имя и откуда ты идешь?» «Имя мне Иов, я из обители Александровой, что на Свири, и сана священнического», — ответил незнакомец. Еще сильнее обрадовался Герман и, приняв от него благословение, сказал: «Отче святый, сотвори любовь. В ночь сию, Божиим изволением, преставился отец мой Филипп. Молю твою святыню, погреби тело преподобного». Они вместе вошли в келию и удивились светлости лица усопшего, прославленного Богом.

В то же время из веси (селения) собрались благочестивые люди, как бы по внушению Божию, для погребения святого старца. Они устроили гроб и перенесли честное тело Филиппа в церковь Живоначальной Троицы, где совершилось отпевание. Его погребли на берегу реки в том месте, где указал сам преподобный, и, возвратясь в келью, оба инока по-пустынному вкусили хлеба, поминая блаженного отца Филиппа. Священноинок Иов расспрашивал Германа о житии преподобного, и Герман рассказал ему то, что слышал из уст самого старца. Иов благодарил Господа, сподобившего его погребсти столь святого мужа. Он ранее слышал о пустынном житии преподобного и специально пришел в Филиппову пустынь, чтобы увидеться с ним. Пробыв несколько дней вместе с Германом, Иов удалился в Свирскую обитель. Герман же оставался еще на сорок дней в уединенной келии, чтобы читать Псалтирь по усопшему, и потом возвратился в Спасо-Каменный монастырь.

Память блаженного Филиппа осталась неизгладимою в сердцах смиренных поселян, вспоминавших его благие подвиги и спасительные поучения. Преподобный преставился в возрасте 45 лет, 14-го ноября (27 ноября по новому стилю) 1527 года, в день памяти ангела своего Апостола Филиппа.

Вскоре после кончины преподобного, на месте его подвига устроилась иноческая обитель —Красноборский Филиппо-Ирапский монастырь, где в соборной церкви Живоначальной Троицы до недавнего времени почивали под спудом его честные мощи.

Летопись Филиппо-Ирапской пустыни

В 1562 году царь Иван Грозный пожаловал монастырю право рыбной ловли и земельные владения по рекам Андоге, Суде и Колпи.

В конце XVI века было установлено празднование преподобному Филиппу Ирапскому, составлена рукописная служба и написан образ святого.

Во времена Смуты, между 1611 и 1618 годами, одна из разбойничьих шаек разграбила и сожгла обитель. По преданию, когда литовцы, подстрекаемые любопытством, пожелали убедиться, действительно ли погребен преподобный на указанном месте, и пытались разрушить пол в церкви, то «внезапно были опалены огнем, исшедшим от гроба преподобного». В огне пожара погибли почти все деревянные постройки, а также Житие преподобного Филиппа, составленное иноком Германом.

После окончания Смутного времени строения обители были восстановлены в дереве. В 1660-е годы по велению государя Алексея Михайловича было составлено новое Житие преподобного Филиппа. В XVII веке обитель была известна далеко за пределами Белоозера. Проживавшие в Москве княгиня Кривоборская и князь Щербатов почитали преподобного Филиппа и присылали в обитель дары. В это же время над ракою был написан священный лик преподобного по его явлению старцу Феодосию.

Феодосий долгое время болел ногою и внутреннею болезнью и не мог выходить из келии. Он начал молить об исцелении Пресвятую Троицу, призывая на помощь блаженного отца Филиппа. В день Покрова Пресвятой Богородицы явился ему во сне преподобный и велел написать свою икону, чтобы положить ее на раке. Обещая ему благодать Божию, он осенил болящего крестным знамением. Воспрянув от сна, старец Феодосий перекрестился и, не чувствуя никакой боли, ступил на ногу и сам пришел в церковь. Исполняя завет преподобного, он велел иконописцу написать икону с древнего образа, присланного из Москвы от княгини Кривоборской.

На крышке раки святого под образом Филиппа Ирапского была сделана следующая надпись: «С благословлением отца своего Корнелия, и вселися в пустыню: вспомянув огненный столб и три агнца: посему устрой часовню, а потом соорудил и церковь во имя Святой Троицы, в коей и мощи почивают на левой стороне…»

Тот же старец Феодосий имел еще одно утешительное явление преподобного Филиппа, который повелел ему ради совершенного исцеления соорудить храм во имя Пресвятой Богородицы, на праздник честной ее иконы Казанской. В конце XVII века малые обители нередко испытывали «беззаконие» со стороны вотчинников и помещиков. Грамота патриарха Московского и Всея Руси Иоакима гласит: «…бил нам челом Святейшему патриарху Белозерского уезда, Андогской волости, Живоначальной Троицы Филипповы пустыни Ирапскаго, строитель старец Гурий, да черный поп Нифонт с братиею», а в заручной их челобитной написано: «пустыня, де, у них беззаступная от сторонних вотчинников и помещиков и от их людей и крестьян в землях и во всяких угодьях разорено без остатку, и оборонить, де, тое пустыни и заступить за них некому, и нам бы, Святейшему патриарху, пожаловать их, строителя с братьею, велеть тое пустыню взять за нас, Святейшего патриарха, к домовому нашему Воскресенскому Череповскому монастырю…»

В 1688 году патриарх Иоаким приписал Филиппо-Ирапскую пустынь к Череповскому Воскресенскому монастырю, являвшемуся домовой вотчиной патриархов Московских и Всея Руси.

В 1699 году на месте деревянной строится каменная соборная церковь во имя Живоначальной Троицы, а в 1735 году —каменная теплая Казанская церковь.

В 1764 году пустынь была упразднена и обращена в приход. В 1792 году по указу митрополита Новгородского Гавриила пустынь была восстановлена, и сюда были переведены иноки из сгоревшей Воронинской Успенской пустыни во главе со строителем Николаем.

В 1795 - 1825 годах при строителе Серафиме была поставлена деревянная часовня, срублены братские кельи, трапезная изба и другие хозяйственные постройки. Ветхая ограда заменена новой.

В 1825-1850 годах настоятелем обители был игумен Мартирий. При отце Мартирии Троицкий собор был подвергнут значительным изменениям: к южной стороне были пристроены ризница и диаконник, а с северной —придел во имя преподобного Филиппа.

Во второй половине XIX века монастырь находился в управлении архимандрита Арсения. Под его руководством был разработан план по перестройке деревянных строений в каменные, который начал осуществляться с 1867 года. В 1870 году была поставлена каменная колокольня, на которой находилось восемь колоколов. В 1873 году по приказу архимандрита Арсения придел во имя преподобного Филиппа был перемещен из северной (левой) стороны храма в правую, так как здание, находящееся на берегу Андоги, подмывали грунтовые воды. Филиппо-Ирапский монастырь имел собственное подворье в Череповце, на углу улицы Казначейской и Воскресенского проспекта (ныне —Советский проспект, дом 31).

В 1874 году при подворье на средства монастыря была построена часовня во имя преподобного Филиппа Ирапского.

В 1885 году в Череповецком Воскресенском соборе появился придел в честь преподобного Филиппа Ирапского. Он был устроен стараниями настоятеля собора протоиерея Кузьмы Соловьева и церковного старосты Г.П. Крохина (в настоящее время не существует).

В конце XIX —начале XX веков Филиппо-Ирапский монастырь был одним из наиболее почитаемых обителей Новгородской епархии. Иноки бережно хранили свои святыни. Внутри Троицкой церкви на месте левого клироса под балдахином находилась рака преподобного Филиппа Ирапского - на том месте, где почивали под спудом святые мощи его.

На месте правого клироса — настоятельское место, за которым находилась чудотворная Казанская икона Божией Матери. У раки преподобного в киоте лежал серебряный крест с частицей Животворящего Древа Креста Господня, что в Иерусалиме. Святой крест был пожертвован в 1907 году бароном Таубе в память об умершей дочери Софии. В алтаре находились два напрестольных металлических подсвечника, пожертвованных государем императором Николаем Павловичем. Здесь же — древний Синодик.

На высоком уровне была хозяйственная жизнь монастыря. Иноки, послушники и трудники занимались сельским хозяйством и огородничеством, содержали пасеку. Пустынь имела около 2180 десятин земли, вела торговлю, являлась центром проведения ярмарок (два раза в год).

Накануне социалистической революции 1917 года в обители проживало 20 насельников во главе с настоятелем иеромонахом Алипием.

Новая власть начала планомерную борьбу с Церковью. В сентябре 1918 года из владений Филиппо-Ирапского монастыря были конфискованы две лесные дачи у деревень Митинская и Даниловка Череповецкого уезда (ныне —Кадуйский район). В распоряжение Череповецкого уездного Совета народного хозяйства изъято монастырское подворье. В отношении самой обители у большевиков были разные планы. Первоначально предполагалось «обратить в трудовую артель на коммунистических началах, выселив всю братию». Затем насельникам было предложено войти в состав артели на общих условиях, а настоятелю, как разбирающемуся в сельском хозяйстве, стать распорядителем работ.

29 ноября 1918 года в монастырь явилась комиссия, состоящая из члена уездного совдепа, четырех членов комбеда и дружинников. Не предъявляя никаких документов, комиссия изъяла часть монастырского имущества. При этом члены комиссии заходили в алтарь в головных уборах и брали в руки святыни, к которым разрешено прикасаться только священникам.

2 декабря 1918 года настоятель Филиппо-Ирапской пустыни иеромонах Алипий докладывает благочинному, что обитель «обращена в образцовое имение советской власти, все имущество, как-то: деньги, вещи, книги —отобраны». Однако, благодаря созданию подобного «имения», то есть артели, монастырю на первых порах удалось сохранить и братию, и святыни. Но уже в апреле 1922 года по всей стране прокатилась волна изъятия из церквей и монастырей изделий из драгоценных металлов. Не миновала эта участь и Филиппо-Ирапскую пустынь. В 1927 году монастырь был закрыт. В 1920-1930-е годы были разобраны иконостасы, разграблено убранство храмов, сломаны главы и купола церквей, вывезены колокола. В зданиях бывшего монастыря был размещен психоневрологический интернат.

Обретение мощей преподобного Филиппа Ирапского

В 1996 году психоневрологический интернат, который находился в стенах монастыря, был закрыт. В 1998 году благочинный Череповецкого округа церквей протоиерей Александр Куликов обратился к правящему тогда епископу Вологодскому и Великоустюжскому Максимилиану с просьбой благословить начало работ по обретению мощей преподобного Филиппа Ирапского, поскольку они находились в небрежении.

Владыка с такой же просьбой обратился к Святейшему Патриарху Алексию II. Его Святейшество на прошении Архиерея положил следующую резолюцию: «При условии участия специалистов антропологов и археологов, полагаю возможным провести обследование возможного места захоронения преподобного Филиппа Ирапского и, в случае обретения святых мощей, перенести их в часовню-подворье в Череповец.

Участие специалистов должно помочь исключить ошибки при обретении святых мощей». 2 декабря 1998 года было получено распоряжение владыки Максимилиана о создании специальной комиссии во главе с протоиереем Александром Куликовым. Начались сбор документов, изучение жития преподобного, обследование места предполагаемого захоронения.

Летом 1999 года (на 3-й седмице по Пятидесятнице) начались работы непосредственно в пустыни. Об этом рассказывает отец Александр Куликов: «В пустыне был отслужен молебен преподобному, после чего археологи приступили к изысканиям, а члены комиссии читали Псалтирь в продолжение всех работ.

При снятии полов в Троицком соборе было обнаружено надгробие из кирпича у самого основания северной стены храма. После разборки надгробия начались раскопки, но результата они не дали. Тогда была расширена территория раскопок, но все было напрасно. На второй день раскопок по моей просьбе еще раз провели работы, но опять безрезультатно.

Опечаленные специалисты стали собираться домой, а мы с отцом Евгением Палюлиным решили еще раз обследовать место раскопок, так как наше внимание привлекли две сваи, найденные там. Это, предположительно, были остатки фундамента старого деревянного храма, который являлся местом захоронения преподобного. Мы обошли храм снаружи, обследовали северную стену и обнаружили, что в этой стене была когда-то арка, а сейчас она заложена кирпичом. Значит, здесь был проход в придел.

Было принято решение еще раз изучить описание пустыни и житие преподобного Филиппа. Исследования показали, что преподобный был погребен в деревянной церкви, на месте которой сейчас стоит Троицкий собор. При постройке собора фундаменты старого и нового храмов не совпали.

В 1828 году в соборе был устроен северный придел во имя преподобного Филиппа Ирапского, где была установлена рака над захоронением преподобного. Проход в придел из храма был сделан в виде арки. Летом доступ к раке был с двух сторон: из придела и из собора. На зиму собор закрывали, так как не было отопления, и службы совершались в приделе, а арка перекрывалась, поэтому и доступ к мощам был только из придела.

В 1860 году разобрали придел до основания из-за подмыва берега и перенесли его к южной стене собора, арку заложили кирпичом, раку перенесли в собор на место левого клироса, а под полом выложили надгробие. В результате проведенных работ одна часть остатков фундамента старого храма оказалась снаружи, а другая - под основанием собора. Исходя из этого, я еще раз испросил благословение на поиски мощей. В это время в Кириллове работали сотрудники Генеральной прокуратуры. Они искали место захоронения преподобномученицы Серафимы (Сулимовой) - последней Ферапонтовской игуменьи и священномученика Варсонофия, епископа Кирилловского, расстрелянных большевиками. Я познакомился с ними и пригласил поработать в пустыни. Они дали согласие, и мы приступили к новым раскопкам. Второй этап работ проводился с 22 по 24 июля 2000 года. Снова обследовали место прежних раскопок, затем — у наружной стены. И вот там-то на третий день работы, 24 июля, в день памяти святой равноапостольной Ольги, были обретены мощи преподобного Филиппа. Они были привезены в Череповец и помещены в одном из классов воскресной школы Воскресенского собора.

С августа по ноябрь 2000 года проводились экспертные исследования мощей. Судмедэксперты установили, что останки принадлежат человеку мужского пола; все найденные кости - одного скелета, возраст человека 46-47 лет (преподобный скончался в 45 лет). Также было установлено, что останки принадлежат человеку, умершему в середине XVI века (преподобный скончался в 1527 году). Мы обрели уверенность в том, что останки являются мощами преподобного Филиппа.

В Свято-Даниловом монастыре были приобретены монашеские одежды для облачения мощей. В ноябре мы получили заключения экспертизы, антрополог расположил обретенные мощи так, как они располагаются в человеческом скелете. Духовенство Воскресенского собора омыло мощи святой водой, затем их помазали Святым Миром, уложили в ковчег и облачили в монашеские одежды. Перед ковчегом зажгли лампаду.

25 ноября 2000 года ковчег с мощами был установлен в кабинете настоятеля собора. 26 ноября в 16 часов духовенством собора был отслужен краткий молебен и мощи крестным ходом перенесены в Воскресенский собор, где в 17 часов началось торжественное всенощное бдение.

27 ноября, в день памяти преподобного, были отслужены Божественная литургия и молебен, мощи обнесены крестным ходом вокруг собора и перенесены в часовню, устроенную в честь преподобного в бывшем подворье Филиппо-Ирапской пустыни, где почивают и поныне».

Часовня преподобного Филиппа Ирапского

Часовня при подворье Филиппо-Ирапской пустыни в Череповце была построена в 70-80-х годах XIX века на средства самой пустыни. В 1920-е годы часовня и подворье были закрыты советской властью. В здании поочередно размещались: губернское статистическое бюро, артель «Свободный труд», а с 1967 года —военный комиссариат г. Череповца.

В 1996 году это здание сгорело, а в 1997 году его приобрел череповецкий предприниматель В.В. Сикорский. По благословению епископа (ныне архиепископа) Вологодского и Великоустюжского Максимилиана В.В.Сикорский восстановил часовню во имя преподобного Филиппа Ирапского и передал ее Церкви.

Так как никаких исторических сведений о прежнем внутреннем убранстве часовни не сохранилось, в ней был создан новый интерьер. Работы осуществлялись в 1998-2000 годах. Благодаря усилиям череповецких строителей, мастеров иконописной школы при Московской Духовной Академии, вологодских художников-резчиков, часовня обрела свой нынешний вид. В ней появилась фресковая роспись четырех сводов и части стен, а также несколько напольных киотов с иконами, выполненными в силе византийской живописи XII века. Своды украшены образами вологодских святых.

По благословению владыки Максимилиана было решено изобразить святых из разных мест Вологодской епархии —белозерских, вологодских, комельских и череповецких, а также по типу подвига —преподобных, святителей, блаженных, священномучеников. Во главе этого сонма святых преподобный Сергий Радонежский, так как многие вологодские святые являлись его учениками. Резчики по дереву изготовили великолепную раку для мощей преподобного Филиппа Ирапского и сень над ней. Были написаны прекрасные иконы: преподобного Филиппа с житием, Божией Матери «Всецарица», святителя Николая Мирликийского, святителя Спиридона Тримифунтского, великомученика и целителя Пантелеимона, великомученицы Варвары. На стенах часовни изображена сцена Распятия и небольшая композиция «Семь отроков ефесских».

На средства В. В. Сикорского часовня была обеспечена всей необходимой утварью и инвентарем. С 27 ноября 2000 года в часовне почивают мощи преподобного Филиппа Ирапского.

Храм преподобного Филиппа Ирапского

Недалеко от Череповца, в поселке Кадуй в октябре 1997 года был освящен деревянный храм в честь преподобного Филиппа Ирапского, построенный на средства, выделенные администрацией района и на пожертвования жителей поселка. В 2000 году в храме появилась частичка мощей святого. На сегодняшний день это единственный храм в епархии, а, возможно, и во всей стране, посвященный преподобному Филиппу. Храм находится по адресу: п. Кадуй, ул. Спортивная, 9 (проезд от автовокзала на рейсовом автобусе, первая остановка). Храм открыт ежедневно с 9 до 13 часов кроме понедельника и пятницы. Богослужения совершаются в воскресные и праздничные дни.

 

АДРЕС

 

Советский проспект, 31

 

Часовня
 открыта ежедневно

 

 с 8:00 до 19:00

 

 

Перерыв:

 

с 13:00 до 14:00

 

 

Молебен прп.Филиппу:


ежедневно в 12:00

 

 

Молебен
пред иконой Божией Матери

«Всецарица»:


каждый четверг в 16:00

 

 

 

 

ФОТОАЛЬБОМ

 

 

 

 

ДОКЛАД

 

Часовня прп.Филиппа Ирапского в Череповце
(из истории восстановления)
 Л.А.Армеева
2008г.